_ILLA_


Начало шестого сезона.

Больше всего Кастиэлю нравились её крылья. Черные, как ночь любви, и блестящие, как звезды на небе этой самой ночью. Шикарные глаза! О, как они вспыхивали в ночи, и мир в их сиянии замирал, пугливо кутаясь в тени. А как прекрасны округлые и всегда великолепно накачанные формы! И ни один нахал не посмеет сказать, что в ней нет искры. Прекрасной яркой искры, которая вспыхивает у неё глубоко внутри. Надо только вставить ключик в замочек и… ну, вы поняли, о чем я.
– Дорогая, – ангел трепетно притронулся к черному крылу. – Ну пожалуйста, ну один разок. Ты же знаешь, как я люблю быть снизу.
– Кастиэль, - тяжело вздохнула Импала, – это невозможно. Только Дин может лежать подо мной. Только его руки могут касаться моих самых потаенных, самых сокровенных местечек.
– Так я не буду руками, – ангел нежно провел перышком по интимной шероховатости руля.
– Ой, щекотно! – захихикала Импала.
Касу показалось, что вот ещё немного, ещё чуть-чуть, и она заведется сама.
Но Импала быстро нажала на тормоза.
– Прекрати, – строго сказала она. – Это тебе не поможет. Нас с Дином слишком многое связывает. Вот, смотри, он даже вырезал свои инициалы на мне.
Машина гордо продемонстрировала коряво вырезанные «D.W.» на своей обшивке.
Кас пригорюнился. Нет, он тоже, можно сказать, имел привычку вырезать всякие закорючки, но обычно делал это прямо на себе. Больно, но если очень хочется…
– Там ещё и Сэма есть инициалы, – решил наябедничать Кастиэль.
– Сэм не в счет. Он завел себе другую.
– А я её разбил, помнишь? Всё ради тебя, между прочим.
– Вот! Видишь! Ты разбил какую то приблудную дешевку, а Дин разбил МЕНЯ! – восторженно забибикала Импала и продемонстрировала издали еле заметные, но, если приглядеться, хорошо различимые следы рихтовки. – Теперь понимаешь?
Кас не понимал.
– Но если он тебя побил, то…
– Значит, любит, – терпеливо, как ребёнку, объяснила машина.
Кастиэль пришел в ужас. Так вот почему в последнее время злые языки всё время намекают, что у них с Дином — далеко не только дружба.
– Любовь моя, — начал оправдываться ангел. – Ты только не подумай, между нами ничего нет. Ну да, я его бил… иногда… Но это совсем не то, что тебе показалось. У мужчин всё совсем по-другому. Вот, посмотри, как нежно любит Сэм свой Голубой Ноутбук, но он же его никогда не бьёт.
– Ты меня не обманываешь? – всхлипнула Импала.
Из багажника одинокой слезой выпала и покатилась ручная граната М61.
– Конечно, нет! – горячо начал уверять ангел. - Ну пожалуйста, ну хоть подержаться за буфера, в смысле – бампера.
– Ладно, – смилостивилась Импала. – Но только по-быстрому и только сзади.
Кастиэль, будучи скучным и старомодным гетером, эту позу не любил, но, как говорится, бери, что дают.
– Ах, ты не представляешь, – разомлела Импала от прикосновений нежных и ласковых крыльев. – Я ведь полюбила Дина с первого взгляда, с первого подгузника, который упал ко мне на заднее сиденье.
– Так я тоже могу, – воспрянул Кас. — И мои подгузники будут пахнуть амброзией, а не…
– Не богохульствуй!
Импала взревела всеми своими лошадиными силами и, сатанински подмигнув стоп-сигналами, скрылась в ночи.
– Дин – не бог! – крикнул ей вслед Кастиэль, обляпанный грязью из-под колес. – Не бог! А вот я очень даже могу им стать.
Сначала эта мысль показалась святотатством, но чем дальше ангел думал, тем больше она ему нравилась.
Сердит ворча под нос: «Подгузники ей, видите ли, не те…», Кас пошел искать Кроули.
Чего не сделаешь ради любви.